Пунктуальность vs эмоций


Композитор и пианист Манук Казарян вместе с саксофонистом Артуром Григоряном в 2006 году создал этно-джазовую группу Art Voices, которая получила высшую награду на европейском конкурсе в Бухаресте. А еще коллектив гастролировал во многих странах, записал альбом и был более, чем активен на армянской сцене. В 2010 году Манук переехал в Москву и там занялся любимым делом.

A.J. – Какие успехи у тебя на российской сцене?

М.К. – Первый успех пришел в 2013 году, когда я победил в конкурсе «Усадьба Джаз» в Москве, и в качестве приза получил возможность записать альбом. В том же году я создал группу «Manuk Ghazaryan Band» и начал концертную деятельность в России. Работал со многими российскими артистами, среди которых, я бы хотел особо отметить Мариам Мерабову и группу «Мирайф» Армена Мерабова.

A.J. – Насколько я знаю, ты активно работаешь в кино…

М.К. – Ну, да. Я написал музыку к нескольким фильмам режиссера Сарика Андреасяна - «Робо», «Гудбай, Америка», «Чикатило», «Проклятый чиновник». Мне эта деятельность очень нравится, Думаю и дальше работать в этой области.

A.J. – А еще я слышал, что ты увлекаешься фигурным катанием.

М.К. – Это не совсем так. На коньках я стою неуверенно. А вот музыку для красочных ледовых шоу я действительно написал. В 2017 году я вместе с Петром Чернышевым написал часть музыки к ледовому шоу «Белоснежка». Потом пришел черед работы с многократной чемпионкой мира и Европы, олимпийской чемпионкой 2006 года Татьяной Навка. В качестве аранжировщика принимал участие в работе над ее ледовыми сказками «Руслан и Людмила», «Аленький цветочек», «Спящая красавица» и «Лебединое озеро»

A.J. – А что, с джазом покончено?

М.К – Нет, конечно. В 2020 году помог трубачу Айку Григоряну записать его альбом «Puzzle», выступал практически во всех клубах со своим коллективом и в качестве сайдмена. В Москве джазовая жизнь кипит. По крайней мере, кипела до пандемии. Но и сейчас она не на нуле. И судя по всему, начинает возвращаться в свое нормальное русло.

A.J. – Ну, тогда охарактеризуй в целом жизнь джазменов в Москве.

М.К – В принципе, там только одно сильное отличие от ереванской. В Москве очень много возможностей. Там проходит сразу несколько крупных фестивалей, очень много гастролей, даже в клубы приезжают большие мастера из-за рубежа. Московские музыканты имеют возможность слушать их вживую, общаться, играть с ними на одной сцене. И это сильно расширяет их кругозор, дает серьезный необходимый опыт. В Ереване, наши ребята этого лишены. Один в год фестиваль с одной-двумя звездами не может дать такого необходимого объема информации. А только интернетом и дисками не утолить информационный голод, невозможно охватить все тенденции, узнать обо всех нововведениях, понять, чем дышит джазовый мир сегодня. И, конечно, в Москве есть очень сильные музыканты, мирового уровня. Они часто выезжают по России, за рубеж. У них практики больше. И это, думаю, главное отличие.

A.J. – А, так сказать, в личностном плане, чем отличают наши ребята от московских?

М.К. – О кругозоре, возможностях, я уже сказал. Если говорить о личной исполнительской технике, то она в общих чертах, находится на одном уровне. Есть серьезное отличие в подходах к процессу. Например, москвичи никогда не опаздывают на репетиции. Относятся к ним очень ответственно. Никогда не придут не подготовленными, не выучив заранее партии. К сожалению, у нас такие «манеры» не сильно в чести. Наши, по сравнению с ними, менее пунктуальны в подобных вопросах.

A.J. – Но у меня есть подозрение, мнение, что зато наши более душевные, что ли.

М.К. – Тут я с тобой согласен. У нас, очевидно, от природы, музыка теплее, что ли. Что бы не играли, как бы не играли, южное солнце дает о себе знать. Там, все-таки, все холоднее. В творчестве наших ребят больше сердца, больше, эмоций, больше души. А в искусстве, тем более, в музыке эта искренность, открытость значат очень много. И это уже много раз проверено и доказано.

A.J. – Как прошли твои дни в этот приезд на родине?

М.К. – Прекрасно. Я отыграл несколько концертов в клубе с разными составами, представил разные программы, пообщался с ребятами, прочувствовал сегодняшнюю публику, их вкусы, ознакомился с тем, что делают ребята. Все нормально. Надеюсь, что в следующий свой приезд успею сделать еще больше.