Артур Сатян – из Бейрута возвратясь….


Артур Сатян – музыкант, композитор и педагог, хорошо известен в Армении и на Ближнем Востоке. Выпускник ереванской консерватории, в 90-х года активнейший участник джазовой жизни в Ереване, вот уже много лет живет и работает в Ливане. Явившись практически единственным профессиональным джазовым музыкантов в стране в то время, он создал кафедру джазовой музыки в консерватории Бейрута и возглавил ее. До сегодняшнего дня он, несмотря на большой объем работы в консерватории, успевает много выступать в клубах Бейрута, выезжать на различные фестивали и приезжать на родину. В свой очередной такой визит, он успел дать несколько концертов в клубе. И вот, в перерыве между личными делами и выступлениями, удалось поговорить с ним о его творчестве, джазе в Ливане и Армении. Он оказался прекрасным собеседником и разговор с ним доставил большое удовольствие.

A.J. – Вы в Бейруте признанный лидер джазового движения. А как начиналась джазовая жизнь в Ереване и как попали в Бейрут?

А.С. – Я учился в музшколе им.Тиграняна, потом было училище им.Бабаджаняна, ну, и, консерватория. Тогда же начал играть джаз. Папа очень любил традиционный джаз и он приучил меня его слушать. Потом наступили тяжелые времена, многие уезжали. И в 90-е годы в городе остались лишь два-три джазовых пианиста. Это Левон Малхасян, Хачик Саакян, Карен Гаспарян… Ну, и я. Вроде других серьезных пианистов больше не было. Какое-то время я был музыкальным руководителем Камерного театра, после того, как в США уехал Арташес Карталян. Мы играли трио – я, барабанщик Александр Агамян и басист Манвел Хачатрян, а после его отъезда в США, его заменяли Симон Долмазян и Вардан Аракелян. Ну, а в 1996 году я уехал в Бейрут. Причем, произошло это достаточно странным образом. Ночью позвонил мой друг и предложил вместо него поехать в Ливан, причем, буквально на следующий день. Я, конечно, в начале опешил, но он настаивал, сказал, что там очень ждут. Уговорил. Было сделано еще несколько звонков и я полетел. Там тогда не было традиционных джазовых музыкантов, было много работы, много мест, где можно было приложить свои знания и умения. Вот я и остался. Должен признать, что к счастью для меня, когда я приехал в Бейрут, туда почти одновременно приехали хорошие американские музыканты : басист Джэк Грег и барабанщик Стив Филипс, которые в свое время работали со многими известнейшими музыкантами - Эбби Линкольн, Садао Ватанабе, Арчи Шеп, Рода Скотт, Чарлз МакФерсон. Вот я с ними играл и пропагандировал джаз по всему Среднему Востоку целых 7 лет. Наше трио называлось 'Three Wheel Drive' . Сейчас я заведующий кафедрой джаза Ливанской государственной консерватории. А еще, время от времени играю в клубах.

A.J. – А что с работой в студии?

А.С. – У меня три полноценных альбома. Причем, все они записаны на мои собственные средства. Никогда я ни у кого не просил денег, не было у меня и спонсора. Все на свои деньги. Брал кредит и записывал. Не хочу ни от кого зависеть. И поэтому, процесс записи всегда получается немного долгим и тяжелым. А что касается музыкального материала, то у меня прямо сейчас есть музыки на 5-6 альбомов. Я могу его, в принципе записать в любой момент. Если будут соответствующие условия, время. В стране сейчас очень тяжелые бытовые, финансовые условия – отключают свет, проблемы с самым необходимым, так, что процесс пока заморожен, хотя когда есть возможность, я продолжаю работать на созданием и записью композиций.

A.J. – А если быт отложить в сторону – что происходит в музыкальной жизни этой страны, как выглядит джазовая сцена?

А.С. – Ну, это смотря с чем сравнивать. Если с Ереваном, то конечно, Бейрут это деревня. Если с Сирией или скажем Египтом, то столица Ливана это большой джазовый центр. Надо сказать, что ливанцы не джазовый народ. Музыкантов мало, те, кто есть, не хотят работать над собой. Если достигают какого-то удобоваримого уровня, то сразу же прекращают заниматься, работать над собой. Им этого хватает, чтобы играть в ресторане или даже в оркестре и это предел мечтаний. Не хочу показаться нескромным, но все играющие джаз ребята (а их немного) это мои бывшие ученики. Что касается культурной жизни, то раньше, до кризиса было гораздо лучше. Сейчас почти все стоит. А раньше была пара-тройка клубов. В одних играли настоящий джаз, в других более попсовую музыку и собиралась, там соответствующая публика. Я старался всегда как-то приобщать аудиторию к относительно серьезному джазу, хотя это не всегда удавалось. Но я старался и продолжаю делать это. Иногда играю на джазовом органе. Я какое-то время часто играл с гитаристом Ларри Кориеллом и он меня познакомил с Джоуи ДеФранческо, одним из признанных мастеров органа, у которого я впоследствии брал он-лайн уроки игры на этом великолепном инструменте. Потом мы с ним встретились уже в Бейруте и даже поиграли вместе.

A.J. – Один из Ваших трех альбомов сильно отличается от двух других по своему звучанию – фьюжн, электроника. Что это было - дань моде или смена приоритетов?

А.С. – Ну, не первое, точно. Я всегда слушал такую музыку – Джо Завинул, Weather Report, Yellowjackets… Просто захотелось записать что-то другое, отличное от свинга и бопа. Кстати, в моих новых, еще не записанных материалах есть латин-джаз, фьюжн, акустика, что-то совсем модерновое.

A.J. – Мне кажется, что в Вашей музыке слышно все, кроме армянских мотивов.

А.С. – Да, действительно, ее нет. Мне об этом говорили еще когда я учился в консерватории и писал свои первые произведения. Не знаю, трудно объяснить, почему не слышны такие мотивы. Я считаю, что специально этого делать не надо, не стоит вводить «армянский акцент» в чисто свинговую композицию, просто для того, чтобы этот акцент появился. Это надо делать очень осторожно и очень хорошо. Как это делала, например, наша группа Time Report. А иначе получается китч, фальшивка, которую и слушать не хочется.

A.J. – Ну, и последний, традиционный вопрос – как находите сегодняшнее состояние джаза в Ереване? Как относитесь к тому, что одни и те же музыканты, меняясь местами, создают видимость большого количества групп, играющих практически каждый день, зачастую один и тот же репертуар?

А.С. – Это ни хорошо и ни плохо. Это нормально, естественно. Я за то время, что нахожусь здесь, послушал некоторые коллективы и у меня, честно говоря, сложилось впечатление, что сами музыканты немного устали от такой ситуации. Но, повторюсь, это нормально и естественно, так как ареал общения не меняется, республика, музыкальное сообщество закрыты от внешнего мира. Здесь редки западные гастролеры, крупные фестивали, на которых наши ребята могли бы пообщаться, поиграть с гостями, представляющими другую школу джаза. Сами редко выезжают за пределы республики, а если и выезжают, то это, чаще всего, коммерческие клубы в других городах, т.е., играть приходится что-то популярное. Так, что, ситуация во многом схожа с ситуацией других странах с такой же политической и экономической ситуациями. И тут нет вины, собственно, музыкантов. Это жизнь. А играют ребята хорошо!


Официальный сайт музыканта сайт: www.arthursatyan.com

Страничка в ФБ : www.facebook.com/arthursatyan