TurkVanLake.jpg

Turk Van Lake или Ваниг Рубен Овсепян

27.01. 2021

С какими только сюрпризами и неожиданностями не приходится встречаться, роясь в различного рода справочниках и энциклопедиях. Из последних примеров - жизнь и судьба замечательного американского гитариста Терка Ван Лэйка. Имя это хорошо известно специалистам - он аккомпанировал, сотрудничал и дружил с гигантами мирового джаза, среди которых были Чик Уэбб (Chick Webb), Каунт Бейси (Count Basie), Бенни Гудмен (Benny Goodman), Лайонел Хэмптон (Lionel Hampton), Бадди Рич (Buddy Rich), Сара Воэн (Sarah Vaughan), Нэнси Уилсон (Nancy Wilson), Хэрби Мэнн (Herbie Mann)...

О том, что в популярных джазовых коллективах Америки в середине прошлого века играл музыкант с такой фамилией, я, конечно, знал. Даже слушал его игру на нескольких культовых альбомах (на альбоме Benny Goodman in Moscow – 1962, его лично представляет публике сам Король свинга!). Но проблема заключалась в том, что я никогда не видел его лица, его фотографий. И вот совсем недавно наткнулся на старую фотографию из американского журнала "Life", на которой запечатлены музыканты оркестра Бенни Гудмена, плывущие на корабле по Волге во время их исторического турне по СССР. Удивлению моему не было предела - человек с голландской, казалось бы, фамилией выглядел как типичное "лицо кавказской национальности"! Пока я разглядывал фотографию, в голове крутились его имя и фамилия. Еще раз перечитал ее по-английски - Turk Van Lake. Перевел и получилось нечто вроде "Озеро Ван в Турции"! Вот это да, сказал я себе - неужели совпадение? Начал "рыть" еще глубже в различных справочниках, и представьте - нашел! Оказалось, что под этим псевдонимом "скрывался" Ваниг Рубен Овсепян (Vanig Rupen Hovsepian).

Он родился в Бостоне, штат Массачусетс 15 июня 1918 года в семье беженцев из Турции. Отец его был человеком ответственным, работящим. Заработав достаточно денег, он перевез семью в Нью-Йорк, где сумел дать сыну неплохое образование в Высшей школе Тоттенвилля - там Ваниг изучал гармонию под присмотром известного специалиста и бэнд-лидера Отто Чезана (‎Otto Cesana). А когда у Ванига стали проявляться музыкальные способности, отец сумел обеспечить сыну возможность закончить и консерваторию Бостона.

Параллельно с классической музыкой Ваниг, поддавшись всеобщему увлечению тех лет (речь идет о 30-40-х годах прошлого столетия), начинает заниматься и джазом. Чтобы угодить семье, он продолжает играть в симфоническом оркестре, писать камерные произведения, которые с успехом исполняются многими американскими классическими оркестрами. Но джаз манит к себе все сильнее и постепенно начинает играть все большую роль в его жизни и творчестве. Начав с маленьких клубов, малоизвестных комбо и оркестров, он постепенно утверждает себя на американской джазовой сцене.

Первый серьезный успех приходит к Ванигу, когда его берет в свой оркестр в качестве гитариста барабанщик и бэнд-лидер Чик Уэбб (в котором, кстати, начинала свой путь и Первая леди джаза Элла Фитцджеральд (Ella Fitzgerald ). Освоившись с ролью гитариста, Ваниг аранжирует композиции для свинг-бэндов - пригодилась консерваторская подготовка. Руководитель оркестра принял его первую аранжировку к исполнению, когда Ванигу исполнилось всего лишь 19 лет. Но взамен потребовал, чтобы Ваниг поменял имя на более понятное американскому слушателю. Турция, озеро Ван - по рассказам родителей эти названия были знакомы Ванигу с детских лет. Так он стал Терком Ван Лэйком.


В 40-х годах он выступает в качестве аккомпаниатора многих звезд джаза того времени, а в 1954 году формирует уже свой собственный квартет, который блистает на сцене на протяжении нескольких лет. В тот же период он создает великолепные аранжировки для оркестров Каунта Бейси, Лайонела Хэмптона и Бенни Гудмена. Его лучшие сочинения стали хитами в исполнении биг-бэндов.

В составе ансамбля Леса Элгарта (Les Elgart) в конце 50-х годов он гастролировал по всей Америке и Европе. Но одной лишь исполнительской деятельностью Терк не ограничивается. Он преподает в College of Staten Island, становится автором ряда книг, а для профессионального журнала " Metronome " пишет знаменитую серию статей, в которых излагает свои мысли о роли гитары в современном джазе. Но, конечно, звездным часом Ван Лэйка было его участие в оркестре Бенни Гудмена.

В 1962 году в рамках инициативы "Послы доброй воли" и при поддержке Госдепартамента США были организованы гастроли оркестра "Короля свинга" Бенни Гудмена в СССР. Это был первый настоящий американский джаз-оркестр, который добрался до территории Союза. Аккуратный во всем, Гудмен очень тщательно подбирал музыкантов для такой ответственной поездки. Он даже хотел взять с собой Дюка Эллингтона (Duke Ellington) "для усиления" состава, но тот отказался - позднее Эллингтон приедет в Союз со своим оркестром сам. Кстати, Гудмен включил в этот тур лишь троих из основного состава оркестра - пианиста Тедди Вильсона (Teddy Wilson), баритон-саксофониста Джина Аллена (Gene Allen) и гитариста Терка Ван Лэйка. Менеджером и организатором с американской стороны был легендарный продюсер Джордж Авакян (George Avakian). Гастрольный маршрут включал Москву, Ленинград, Киев, Тбилиси и Ташкент. Концерты проходили с аншлагами, билеты распространялись через райкомы и парткомы, а простые люди всеми правдами и неправдами старались попасть на концерты и услышать настоящий джаз. Читать воспоминания участников этого гастрольного тура весьма любопытно - американских музыкантов удивляли такие мелочи, которые нам, жителям этой некогда великой страны, и сегодня кажутся абсолютно нормальными...

Аэропорт Тбилиси. Выходя из самолета, музыканты вдруг слышат возгласы: "Джордж Авакян!" - и видят, как через взлетно-посадочную полосу к ним бегут трое. После короткого разговора на армянском, они усаживают Авакяна в свою машину и увозят в город. Как оказывается, это были тбилисские армяне, любители джаза и какие-то дальние родственники Авакяна (родился он в 1919 году в Армавире, через два года после его рождения семья обосновалась в Тифлисе, а в 1923-м переехала в Америку). На следующий день родня, но уже в расширенном составе, приходит в гостиницу за автографами. Авакян просит показать родительский дом, где он жил до 7 лет. Родственники с радостью везут его туда. Продюсер берет с собой Ван Лэйка. Последний тоже говорил по-армянски. Там, во дворике старого дома Авакянов, он с удовольствием общается с соседями. И тут происходит невероятное - во двор входит женщина, которая представляется родной тетей Терка, специально приехавшей из Еревана, чтобы встретиться с ним! Оказалось, что мать Терка, узнав о предстоящем визите сына на Кавказ, находит свою сестру, с которой контакт был потерян лет 50 назад, и через руководителей гастрольной поездки организовывает приезд тети Галипсе и ее сына из Еревана в Тбилиси. Им тут же вручаются и билеты на концерт. Прощаясь, тетя достает из чемодана увесистый пакет с письмами и передает Ван Лэйку. Так Ван Лэйк и Авакян становятся нелегальными почтальонами для советских армян, желающих передать весточку своим родственникам в США.

В последнем городе тура, в Ташкенте, весь оркестр отмечает день рождения Терка. Гудмен упросил повара гостиницы испечь огромный торт для именинника. Когда весь ансамбль собрался в номере Гудмена, Ван Лэйк достал из чемодана две бутылки грузинского вина. Переводчик Феликс, увидев эти бутылки, удивленно спросил: "Где вы достали это вино?" Терк ответил, что в столице Грузии к нему подошел старый тбилисский армянин, мастер по пошиву рубашек, и подарил ему две бутылки этого вина. "Это же лучшие сорта грузинских вин! Такие пьют только в Кремле", - выдавил из себя переводчик...

Ван Лэйк прекрасно играл на всех видах струнных  - электрической и акустической гитарах, мандолине и даже банджо. Но играть на этом инструменте он не любил и банджо с собой на гастроли не взял. Между тем в программу гастролей были включены пьесы из репертуара оркестра Поля Уайтмена (Paul Whiteman) с использованием банджо. В Москве и Ленинграде Терк сыграл эти партии на гитаре, но уже в Киеве Гудмен, не удовлетворенный звучанием пьес, требует от Ван Лэйка сыграть их на банджо. Ван Лэйку удалось раздобыть этот инструмент, а сделать это в Киеве в 1962 году было ох как непросто!

Много любопытных подробностей этой уникальной гастрольной поездки можно узнать из воспоминаний музыкантов оркестра Гудмена (они достаточно подробно описаны в книге Билла Кроу (Bill Crow) «В Россию без любви»: воспоминания о гастролях Бенни Гудмана в СССР-1986г.). К сожалению, автобиографическая книга, которую Терк Ван Лэйк писал всю вторую половину своей жизни, до сих пор не издана.

В 60-е годы Терк Ван Лэйк много выступал с такими известными певицами, как Мириам Макеба (Miriam Makeba) и Нэнси Уилсон, работал с популярным флейтистом Хэрби Мэнном. А последние годы своей жизни профессор струнного факультета Music College of Staten Island Терк Ван Лэйк сосредоточился на преподавательской работе. Умер он у себя дома в Нью-Йорке 1 сентября 2002 года. Кроме друзей и коллег в последний путь этого выдающегося музыканта провожали его дочери - Армине Овсепян и Анджелик МакКи, с тремя внуками