Ей по душе современная импровизационная музыка


Если вы давно интересуетесь армянским джазом, то, наверняка, помните выпускника ереванской консерватории, замечательного басиста Хачатура Савзяна. Он был постоянным партнером Армена «Чико» Тутунджяна но, конечно, играл и с другими партнерами. Потом, в 2007 году уехал работать по контракту в Ливан, играть в филармоническом оркестре Бейрута и там прожил и проработал целых 13 лет. Параллельно с работой в симфоническом оркестре, он регулярно выступал в трио Артура Сатяна и выступал в качестве сессионного музыканта. Там же встретил контрабасистку и вокалистку Донну Халифе (Donna Khalife). Они стали партнерами по творчеству и по жизни. В прошлом году они вместе приехали в Ереван. К сожалению, пандемия и война не позволили им сразу же приступить к делу. И вот, лишь недавно они вместе с Кареном Мамиконяном и Арманом Мнацаканяном создали собственный коллектив и успешно выступили в клубе «Улиханян». Программа была весьма насыщенной, интересной и эффектной, как показалось, в основном, за счет вокалистки Донны Халифе. Вот с ней и мы и поговорили немного о джазе в Бейруте и Ереване.

A.J. – Наш слушатель совсем Вас не знает. Расскажите немного о своем жизненном и творческом пути.

Д.Х. – Я начала увлекаться музыкой еще в детстве. Училась играть на фортепиано. А когда мне исполнилось 19 лет, я отправилась продолжать учебу во Францию. Поступила в парижскую консерваторию, где совершенствовала свои навыки в игре на фортепиано, обучалась теории музыки, искусству дирижирования и все это в области классической музыки. В Париже я провела двенадцать лет. Еще будучи дома, я слушала джазовую музыку, пыталась подражать Элле Фитцджеральд (Ella Fitzdgerald), заучивала ее импровизации, а также и соло инструменталистов. И, конечно, я продолжила слушать джаз и в Париже. Закончив свое академическое образование, я поступила на факультет джаза консерватории города Еври, где начала учиться игре на контрабасе. Потом, в течении двух лет. я преподавала джаз там же. Моя учеба и жизнь во Франции оказали на меня большое влияние, расширили мой кругозор, наполнили новыми идеями и обогатили фантазию. Закончив обучение в 2015 году, я вернулась в Ливан. В Бейруте я встретилась с Хачиком и продолжила свои занятия по контрабасу уже с ним. А вот петь джаз я начала до этого – я пела и в Париже и в Бейруте, когда приезжала туда, ну, а после окончательного возращения из Франции, я начала петь на постоянной основе в местных клубах.

A.J. – Какой стиль джаза Вы предпочитаете, любите и кто Ваш кумир в джазе?

Д.Х. – Если очень коротко, то мои любимые певицы это Бетти Картер (Betty Carter) и Кармен Макрей (Carmen McRae). Ну, а вообще, есть, конечно, и много других. Например, Бобби Макферрин (Bobby Mcferrin). Он очень сильно повлиял на меня и стал для меня неким примером. Его музыка стала для меня неким откровением. Его манера импровизировать, его свобода стали для меня путеводной звездой. А если говорить о любимых музыкантах, то это Телониус Монк (Thelonius Monk) и Чарлз Мингус (Charles MIngus). Что касается стилистики, то я открыта для всех стилей – я пою стандарты, бразильский джаз, свои собственные и свободные импровизационные композиции. Дело в том, что, конечно, нужно слушать корифеев джаза и стараться повторять их, это полезно и необходимо. Но на начальном этапе, пока музыкант учится этому виду искусства. А потом, овладев азами, надо пытаться отойти от копирования и пытаться создать что-то свое, свой стиль, свою музыку, свою музыкальную вселенную. Я стараюсь создавать музыку сама, петь ее и композиции моих коллег и других современных авторов. Ведь мы живем сегодня и нам должны быть близки сегодняшние темы и ритмы.

A.J. – Это хорошо. Но ведь надо учитывать и факт того, что люди, в основном, приходят в клубы, чтобы послушать музыку, которая им приятна, доставляет удовольствие, позволяет расслабиться, а не заставляет их думать и напрягать свои мозговые извилины, пытаясь уследить за мыслью исполнителя.

Д.Х. – Ну, зачем рассматривать крайности. И современные композиции есть мягкие, с четким ритмом и красивыми мелодиями. Вопрос выбора.

A.J. – Кого из армянских музыкантов Вы смогли послушать и получить представление о них?

Д.Х. – Почти всех. Ведь я здесь с сентября прошлого года и часто мы с Хачиком ходим в клуб «Улиханян», где я познакомилась и послушала, почти всех местных музыкантов – Ваагн Айрапетян, братья Мелконян, «Dialog Project», Госджаз Армении. Ну, и конечно, я знаю музыку Тиграна Амасяна, творчество которого оказало на меня большое влияние.

A.J. – А могли бы Вы провести какие-нибудь параллели, сравнить армянских музыкантов, ливанских и, почему нет, парижских?

Д.Х. – Ну, Париж большой, музыкантов там много, и оценивать их всех в общих чертах, думаю, неправильно. А что касается армянских и ливанских музыкантов, то тут надо признать, что уровень армянских музыкантов выше, чем бейрутских. В Ливане волна популярности джаза только поднимается. Ваш соотечественник, композитор и пианист Артур Сатян, являющийся заведующим кафедрой джаза в бейрутской консерватории, сделал очень много для развития джазовой сцены в Ливане, ведь до него там, практически, ничего в этой сфере не существовало. Конечно, там тоже есть молодые талантливые, подающие надежды музыканты, но ведь у Армении давняя история джаза, имеющая уже глубокие корни, есть традиции и поэтому, общий уровень, безусловно, здесь выше. Есть и общие черты - и здесь и там, музыканты живут одной большой семьей – они подменяют друг друга, музыкант из одного коллектива на следующий день может присоединится к другому коллективу, они дружат между собой и на личном и на творческом уровне.

A.J. – Ну, с музыкантами все понятно. А что скажете о джазовом обществе, слушателях? Есть мнение, что наши посетители клубов, в основном, приходят, чтобы выпить, поговорить, встретиться с друзьями, а отнюдь не для того, чтобы вдаваться в тонкости исполняемой музыки.

Д.Х. – Ну, тогда надо просто прийти в клуб в Бейруте и увидеть, что там творится тоже самое, если не хуже. Конечно, это зависит от места, где проходят концерты, от собравшейся в данный момент публике, но, в целом, здесь, конечно, уделяют больше внимания музыке, чем просто общению. Здесь проявляют больше уважения к музыкантам. В клубе Бейрута посетители могут встать и после первого сета уйти, могут ходить во время музыки. Здесь я такого не замечала. А еще мне нравится, что в «Улиханян»-е почти на все выступления приходит очень много совсем молодых музыкантов. Они приходят и внимательно слушают игру старших коллег. Это здорово – они учатся, они набираются опыта.

A.J. – Ну, и последний традиционный вопрос – о Ваших планах.

Д.Х. – Я буду играть здесь, время от времени, возвращаться в Бейрут. В Париже у меня есть проект – я играю на контрабасе и пою свою музыку в театральной постановке. Ну, и я хочу завершить работу над своим третьим альбомом.

Официальный сайт Донны Халифе - www.donna-khalife.com

Фото - Mireille Sarolian.