INGA.jpg

Трудный вопрос для Инги Абрамян

10.09.2021

Об успешном дебюте молодой певицы, студентке Ереванской государственной консерватории Инги Абрамян, мы писали в июне 2021г.  (https://www.armjazz.info/inga-debut). А теперь, вот появилась возможность познакомиться с ней поближе  и узнать планах на будущее.

A.J. – Ну, для начала представься, пожалуйста.

И.А. – Я родилась в Саратове в 2000 году, прожила там 19 лет и два года назад переехала в Ереван. Еще в Саратове я поступила в эстрадно-джазовый колледж по специальности «джазовый вокал». Параллельно я попыталась учиться в университете на лингвиста, но через какое-то время забрала документы, так как окончательно поняла, что не хочу тратить свое время ни на что, кроме музыки. Я закончила обучение в колледже с красным дипломом и начала думать о продолжении музыкального образования. Москву я не люблю, в Питере мне не подходит климат и вот, выбор пал на Ереван. Я давно мечтала пожить в Ереване и, наконец, решила попробовать не только пожить, но и учиться там. Дело в том, что я часто приезжала с родителями в Ереван на лето. Но всегда хотелось попробовать здесь пожить, несмотря на то, что меня отговаривали, объясняя, что жизнь здесь очень тяжелая. Но я решилась. Приехала, сдала экзамены и поступила на бюджетное отделение «эстрадно-джазовый вокал» консерватории. И вот живу и учусь и мне здесь все очень нравится. Настолько, что даже временами думаю, что после окончания учебы я не смогу вернуться и жить в России.

A.J. – А как ты пришла к джазу? Дома родители, братья джаз слушали?

И.А. – Мама у меня училась музыке, пела в хоре и вроде у нее хорошо получалось, но вот наш родственник Шаген Айрумян, он пел в оркестре у Константина Орбеляна (помните, «Мир влюбленный, мир танцующий»? - прим.автора) не посоветовал ей продолжать это «не женское дело». И на этом музыкальная карьера мамы закончилась. Наверное, что-то от мамы мне и передалось. А я начала петь лет в 5-6, посещала занятия детской творческой студии, в которой по счастливой для меня случайности, преподавали и педагоги музыкального колледжа. Вот они и посоветовали мне, когда я подросла, поступать в колледж. Там уже я и познакомилась с джазом уже на серьезной основе и так все и началось.

A.J. – Насколько я знаю, ты поешь не только джаз.

И.А. – Я очень люблю Стиви Уондера, могу слушать его часами. И вот какое-то время, месяцев четыре-пять, я пела в одном из ереванских клубов песни из его репертуара и других подобных певцов. Но потом ушла с этой сцены, это все-таки не совсем мое, хотя многие говорили, что у меня хорошо получается. А еще я рада тому, что участие в этом музыкальном проекте дало мне возможность познакомиться со многими активными музыкантами города, а кроме того, я, конечно,  получила  большой опыт.

A.J. – Ну, хорошо. Вот закончишь ты консерваторию. И что потом? Куда ты пойдешь, по какому пути?

И.А. – О! Очень трудный вопрос и я, кстати, сама себе задаю его каждый день. Так вот, могу сказать только то, что буду делать точно. Буду петь, очень хочу преподавать вокал. Думаю, не только джаз. Меня очень привлекает также и соул и ритм-н-блюз. А что касается бытовой стороны дела, то, да, я знаю, что ожидает джазового вокалиста в наших сегодняшних условиях. Одним джазом сегодня прожить как минимум, очень трудно. Но думаю, что это не страшно. Ведь всегда можно заниматься еще чем-то, что даст возможность жить. Например, я очень люблю фотографировать. Можно  попробовать что-то в этой области сделать.  Очень многие джазовые музыканты преподают, где-то еще работают и не всегда на музыкальном поприще и лишь вечером, занимаются любимым делом. Так, что, если что-то любишь, то всегда найдешь возможность этим заниматься.