ESSAI-1.jpg

Джаз всегда звучал у них в доме и в машине

21.10.2021

Буквально за день до окончания Первого фестиваля армянского джаза «4Seasons – Autumn», в Ереван приехал пианист и композитор Ессаи Карапетян. Было решено включить его в список участников фестиваля, тем более, что ковидом заболел один из планировавшихся музыкантов, без которого невозможно было представить выступление его коллектива. Место освободилось и визит Ессаи стал одновременно и некой палочкой-выручалочкой. Организаторы быстро сориентировались и предложили Ессаи собрать коллектив из ереванских музыкантов и выступить в последний заключительный день фестиваля.
A.J. – Тебя в Ереване, к сожалению, мало кто знает. Расскажи немного о себе.
Е.К. – Я родился в Ереване в 1993 году и буквально на следующий год семья переехала в Марсель. Когда мне исполнилось 5 лет я начал играть на шви и немного заниматься фолклорными танцами. В восемь лет меня отдали учиться игре на фортепиано. Должен сказать, что уже начиная с этого возраста, мама и мой дядя начали приучать меня к джазу. Эта музыка звучала всегда и дома и в маминой машине. Мы с братом очень полюбили эту музыку и когда подросли еще немного, брат начал учиться играть на бас-гитаре, а я - углубленно заниматься джазом. Ну, а когда в Марсель приехал Тигран Амасян и я побывал на его концерте, то мне стало понятно, что я хочу связать свою жизнь именно с джазом. И так случилось, что в эти дни мы встретились на частной вечеринке, посвященной моему совершеннолетию. Тигран предложил мне что-нибудь сыграть для него. Я, конечно, очень стеснялся, я тогда делал только первые шаги, но, тем не менее, сыграл. Тиграну понравилось и он посоветовал моему отцу заняться моим джазовым образованием на серьезной основе. Я, следуя совету Тиграна, поступил на джаз-факультет консерватории Марселя,  затем перевелся в парижскую консерваторию, где проучился пять лет. В эти годы мы с братом много играли в составе разных групп, пытались создавать свои. После окончания консерватории в Париже, я получил грант на продолжение учебы в Berklee College of Music, где закончил двухлетний курс обучения за один год.
A.J. – Как ты оказался в Ереване?
Е.К. – На самом деле, я не в первый раз на родине. Раньше часто приезжал, но вот последние несколько лет никак не получалось. После окончания учебы в Бостоне, я собирался приехать, но пандемия, затем война. Вот, только вырвался. Был рад увидеть город, (он, кстати, сильно изменился), старых друзей, посетить концерты. Очень рад возможности выступить перед ереванскими джазовыми фанатами в заключительный день этого оригинального фестиваля.
A.J. – Что будет потом?
Е.К. - В ближайших планах у меня работа в США, уже есть приглашение и если ничего не изменится, то поеду преподавать в Беркли. А потом, наверное, поеду в Нью-Йорк попытать счастья. Тогда, когда мне исполнилось семнадцать лет, Тигран Амасян сказал мне, что если я хочу достичь чего-то в джазе, то обязательно должен набираться опыта в Нью-Йорке, поиграть там, пожить там, пообщаться с музыкантами и все это даст неоценимый опыт.
A.J. – Завтра ты будешь играть на фестивале вместе с нашим исполнителем на фолклорных духовых инструментах Норайром Гапояном. А как и где вы встретились в первый раз?
Е.К. Несколько лет тому назад, во время очередной встречи, Тигран Амасян сказал, что будет в Ереване давать что-то вроде мастер классов и я приехал, чтобы позаниматься с ним. Как раз родители собирались в Ереван в этот период и взяли меня с собой. В те дни я и познакомился с Норайром. Потом, в ходе его поездок по Европе, с «Гюрджиев» ансамблем, мы встречались не раз. А однажды мы встретились на относительно длительный период в Париже и дали несколько совместных концертов, записали даже какие-то треки. И вот с тех пор, это уже лет 5-6, мы с ним близко дружим. Когда я приехал на этот раз, он и предложил мне прийти в «Улиханян» клуб послушать музыкантов и здесь же я получил приглашение выступить на фестивале.
A.J. – А что ты играешь на концертах, что в твоем репертуаре?
Е.К. – В основном это мои композиции, хотя, конечно обойтись совсем без стандартов достаточно трудно. Есть несколько версий армянских народных мелодий. И кстати, именно в этом направлении я хочу продолжить работать вместе с Норайром. А завтра буду играть свои композиции и несколько композиций, автором которых  является Норайр. Я представлю те свои пьесы, которые уже начал записывать и надеюсь  в начале будущего года выпустить авторский полноценный альбом.
A.J. – Ты уже послушал несколько армянских групп и инструменталистов. Как ты оцениваешь их?
Е.К. – Я просто ошарашен! Очень высокий класс, уровень гораздо выше, чем например, в Марселе. Достаточно взять, к примеру, барабанщика Армана Мнацаканяна. Я восхищен его игрой! Да, и многих других. Если сравнивать здешних и тамошних музыкантов, то следует сказать, что конечно, у французских музыкантов больше возможностей, опыта, но они не испытали тех трудностей, не видели тех горестей в жизни, что армянский народ и поэтому, у них не получается вкладывать всю душу в эту музыку. Они не могут выразить всех, обуревающих их чувств. Жизнь слишком спокойная. Чтобы музыка была настоящей, эмоциональной, музыкант должен излить всю свою душу, рассказать слушателю о своей жизни все хорошее и все плохое. Лишь тогда ему поверят. У армянских музыкантов это получается лучше.