DONNAKHALIFE.jpg

Ей по душе современная импровизационная музыка

17.04, 2021

Если вы давно интересуетесь армянским джазом, то, наверняка, помните выпускника ереванской консерватории, замечательного басиста Хачатура Савзяна. Он был постоянным партнером Армена «Чико» Тутунджяна но, конечно, играл и с другими партнерами. Потом, в 2007 году уехал работать по контракту в Ливан, играть в филармоническом оркестре Бейрута и там прожил и проработал целых 13 лет. Параллельно с работой в симфоническом оркестре, он регулярно выступал в трио Артура Сатяна и выступал в качестве сессионного музыканта. Там же встретил контрабасистку и вокалистку Донну Халифе (Donna Khalife). Они стали партнерами по творчеству и по жизни. В прошлом году они вместе приехали в Ереван. К сожалению, пандемия и война не позволили им сразу же приступить к делу. И вот, лишь недавно они вместе с Кареном Мамиконяном и Арманом Мнацаканяном  создали собственный коллектив и успешно выступили в клубе «Улиханян». Программа была весьма насыщенной, интересной и эффектной, как показалось, в основном, за счет вокалистки Донны Халифе. Вот с ней и мы и поговорили немного о джазе в Бейруте и Ереване.

A.J. – Наш слушатель совсем Вас не знает. Расскажите немного о своем жизненном и творческом пути.

Д.Х. – Я начала увлекаться музыкой еще в детстве. Училась играть на фортепиано. А когда мне исполнилось 19 лет, я отправилась продолжать учебу во Францию. Поступила в парижскую консерваторию, где совершенствовала свои навыки в игре на фортепиано, обучалась теории музыки, искусству дирижирования и все это в области классической музыки. В Париже я провела двенадцать лет. Еще будучи дома, я слушала джазовую музыку, пыталась подражать Элле Фитцджеральд (Ella Fitzdgerald), заучивала ее импровизации, а также и соло инструменталистов. И, конечно, я продолжила слушать джаз и в Париже. Закончив свое академическое образование, я поступила на факультет джаза консерватории города Еври, где начала учиться игре на контрабасе. Потом, в течении двух лет. я преподавала джаз там же. Моя учеба и жизнь во  Франции оказали на меня большое влияние, расширили мой кругозор, наполнили новыми идеями и обогатили фантазию. Закончив обучение в 2015 году, я вернулась в Ливан. В Бейруте  я встретилась с Хачиком и продолжила свои занятия по контрабасу уже с ним. А вот петь джаз я начала до этого – я пела и в Париже и в Бейруте, когда приезжала туда, ну, а после окончательного возращения из Франции, я начала петь на постоянной основе в местных клубах.

A.J. – Какой стиль джаза Вы предпочитаете, любите и кто Ваш кумир в джазе?

Д.Х. – Если очень коротко, то мои любимые певицы это Бетти Картер (Betty Carter) и Кармен Макрей (Carmen McRae). Ну, а вообще, есть, конечно, и много других. Например, Бобби Макферрин (Bobby Mcferrin). Он очень сильно повлиял на меня и стал для меня неким примером. Его музыка стала для меня неким откровением. Его манера импровизировать, его свобода стали для меня путеводной звездой. А если говорить о любимых музыкантах, то это Телониус Монк (Thelonius Monk) и Чарлз Мингус (Charles MIngus). Что касается стилистики, то я открыта для всех стилей – я пою стандарты, бразильский джаз, свои собственные и свободные импровизационные композиции. Дело в том, что, конечно, нужно слушать корифеев джаза и стараться повторять их, это полезно и необходимо. Но на начальном этапе, пока музыкант учится этому виду искусства. А потом, овладев азами, надо пытаться отойти от копирования и пытаться создать что-то свое, свой стиль, свою музыку, свою музыкальную вселенную. Я стараюсь создавать музыку сама, петь ее и композиции моих коллег и других современных авторов. Ведь мы живем сегодня и нам должны быть близки сегодняшние темы и ритмы.

A.J. – Это хорошо. Но ведь надо учитывать и факт того, что люди, в основном, приходят в клубы, чтобы послушать музыку, которая им приятна, доставляет удовольствие, позволяет расслабиться, а не заставляет их думать и напрягать свои мозговые извилины, пытаясь уследить за мыслью исполнителя.

Д.Х. – Ну, зачем рассматривать крайности. И современные композиции есть мягкие, с четким ритмом и красивыми мелодиями. Вопрос выбора.

A.J. – Кого из армянских музыкантов Вы смогли послушать и получить представление о них?

Д.Х. – Почти всех. Ведь я здесь с сентября прошлого года и часто мы с Хачиком ходим в клуб «Улиханян», где я познакомилась и послушала, почти всех местных музыкантов – Ваагн Айрапетян, братья Мелконян, «Dialog Project», Госджаз Армении. Ну, и конечно, я знаю музыку Тиграна Амасяна, творчество которого оказало на меня большое влияние.

A.J. – А могли бы Вы провести какие-нибудь параллели, сравнить армянских музыкантов, ливанских и, почему нет, парижских?

Д.Х. – Ну, Париж большой, музыкантов там много, и оценивать их всех в общих чертах, думаю, неправильно. А что касается армянских и ливанских музыкантов, то тут надо признать, что уровень армянских музыкантов выше, чем бейрутских. В Ливане волна популярности джаза только поднимается. Ваш соотечественник, композитор и пианист Артур Сатян, являющийся заведующим кафедрой джаза в бейрутской консерватории, сделал очень много для развития джазовой сцены в Ливане, ведь до него там, практически, ничего в этой сфере не существовало. Конечно, там тоже есть молодые талантливые, подающие надежды музыканты, но ведь у Армении давняя история джаза, имеющая уже глубокие корни, есть традиции и поэтому, общий уровень, безусловно, здесь выше. Есть и общие черты - и здесь и там, музыканты живут одной большой семьей – они подменяют друг друга, музыкант из одного коллектива на следующий день может присоединится к другому  коллективу, они дружат между собой и на личном и на творческом уровне.

A.J. – Ну, с музыкантами все понятно. А что скажете о джазовом обществе, слушателях? Есть мнение, что наши посетители клубов, в основном, приходят, чтобы выпить, поговорить, встретиться с друзьями, а отнюдь не для того, чтобы вдаваться в тонкости исполняемой музыки.

Д.Х. – Ну, тогда надо просто прийти в клуб в Бейруте и увидеть, что там творится тоже самое, если не хуже. Конечно, это зависит от места, где проходят концерты, от собравшейся в данный момент публике, но, в целом, здесь, конечно, уделяют больше внимания музыке, чем просто общению. Здесь проявляют больше уважения к музыкантам. В клубе Бейрута посетители могут встать и после первого сета уйти, могут ходить во время музыки. Здесь я такого не замечала. А еще мне нравится, что в «Улиханян»-е почти на все выступления  приходит очень много совсем молодых музыкантов. Они приходят и внимательно слушают игру старших коллег. Это здорово – они учатся, они набираются опыта.

A.J. – Ну, и последний традиционный вопрос – о Ваших планах.

Д.Х. – Я буду играть здесь, время от времени, возвращаться в Бейрут. В Париже у меня есть проект – я играю на контрабасе и пою свою музыку в театральной постановке. Ну, и я хочу завершить работу над своим третьим альбомом.

Официальный сайт Донны Халифе - www.donna-khalife.com


Фото - Mireille Sarolian.