Разнообразие идет только на пользу

17.02.2021

Если вы хоть чуть-чуть интересуетесь джазом и живете в Ереване, то наверняка знаете Давида Геодакяна. Не потому, что он играет давно, старый опытный музыкант, а просто потому, что он сегодня, практически, вездесущ и известен в самых разных музыкальных кругах. И это несмотря на достаточно молодой возраст. Она закончил среднюю школу, музыкальную школу им.Саят-Новы по классу фортепиано, затем Русско-армянский (Славянский) университет (РАУ), потом (почти случайно) поступил и закончил отделение композиции Ереванской государственной консерватории. Ну, а любители музыки хорошо знают его по участию в оркестре армянского Общественного радио и телевидения, и в многочисленных джазовых комбо. И это не считая своего собственного секстета.
A.J. – Сегодня ты самый востребованный басист республики. Но я нигде не увидел упоминания о твоей учебе по классу контрабаса или бас-гитары. Как это объяснить?
Д.Г. – И не увидишь. Это можно объяснить только лишь тем, что я никогда официально и даже частным образом не учился играть на этих инструментах. После того как я закончил общеобразовательную и музыкальную школы, я каким-то образом (сам сейчас не понимаю) поступил в РАУ на факультет прикладной математики и информатики. Там же, я начал играть на бас-гитаре в самодеятельном ансамбле (где-то нашел старенькую гитару). И хотя я нигде и никогда не учился играть на гитаре, что-то у меня начало получаться. Сильно помогла моя общая музыкальная подготовка. После того как я с грехом пополам закончил университет (не силен был в точных науках), по совету бабушки, я решил попробовать (опять на авось!) поступить и в консерваторию. Причем, в начале, я поступил на джазовое отделение, но проучившись примерно год, я решил изучать композицию. Перевелся, сдав какие-то недостающие предметы, потерял год, но зато здесь я нашел себя!
A.J. – Насколько я знаю, ты и после окончания консерватории не порвал со своей альма матер?
Д.Г. – Да, в самом конце обучения, после магистратуры, меня пригласили преподавать, я согласился и сегодня я веду предмет в джазовом отделении, который  называется «Работа с ансамблем и импровизация». Могу еще добавить, что в 2013 году, будучи студентом, меня пригласили в музыкальную школу им.Спендиарова вести класс гитары. Директриса увидев меня однажды с гитарой, ошибочно решила, что это и есть моя специализация. Обсудив ситуацию, мы пришли к единому мнению, что надо в школе создавать свой детский джаз-оркестр. Было сделано все, чтобы этот оркестр состоялся. Закупили необходимые инструменты и аудиотехнику, специально создали класс тромбона и как результат, наш оркестр выступал уже на многих крупных городских музыкальных мероприятиях, джаз фестивалях и сегодня функционирует под патронатом мэрии города Еревана.
A.J. – Это все касалось твоей преподавательской деятельности. Хочу заметить, что слегка удивлен – такая «взрослая» активность для молодого человека, только закончившего консерваторию… Удивительно! Ну, а теперь давай перейдем к твоей исполнительской деятельности.
Д.Г. – Я играю на бас-гитаре и контрабасе в оркестре Общественного радио и телевидения под управлением Ерванда Ерзнкяна. Хочу отметить, что Ерванд Давыдович еще и мой преподаватель по классу академической композиции в консерватории. И вот, он мне и предложил работать у него в оркестре. Я там играю и иногда помогаю ему с оркестровками. Мое первое официальное выступление в составе оркестра состоялось в день празднования Международного дня джаза в 2013 году.
A.J. – Ты все время говоришь о бас-гитаре, но на сцене, с самыми разными трио, квартетами, комбо мы видим тебя с контрабасом. Как же так?
Д.Г. – Во время учебы в консерватории я познакомился с Кареном Григоряном. Он учился на вокальном отделении, но прекрасно играл на фортепиано и занимался традиционным серьезным джазом. Я в какой-то момент тоже увлекся традиционным джазом, би-бопом и когда Карен предложил мне попробовать поиграть с ним (у него уже был джазовый состав) я понял, что настоящий джаз надо играть все же на контрабасе. Так правильнее. В школе Спендиарова я нашел хороший инструмент, которым никто не пользовался, отреставрировал его и начал пробовать играть на нем. У меня стало более или менее получаться. Ну, а потом уже купил еще лучший бас, стал серьезно заниматься и вот теперь играю. Хочу, пользуясь случаем, поблагодарить моих старших коллег – Симона Долмазяна, Никогаеса Варданяна, которые мне очень помогли своими советами и до сих пор никогда не отказывают в помощи, если я к ним обращаюсь. Других преподавателей у меня никогда не было. Т.е., официально – я самоучка и на бас-гитаре и на контрабасе. Но, конечно, сильно мне помогла моя классическая музыкальная подготовка.
A.J. – Как на тебе сказался этот карантинный год? Чем занимался?
Д.Г. – Ну, с одной стороны, я рад, что случилась такая ситуация. Первые три месяца я просто отдыхал и занимался собой. Дело в том, что 2019 год у меня был очень напряженным и я попросту переутомился. А через какое-то время снова начал работать – писать музыку, делать аранжировки. Ну, и немного раскрою секрет, я уже написал несколько композиций для своего второго авторского альбома.
A.J. – Я как раз собирался задать вопрос по поводу релиза твоего первого альбома. Когда можно его ожидать?
Д.Г. – 26 февраля в клубе «Улиханян» и состоится презентация альбома. Я постараюсь дать всю информацию об альбоме, продемонстрировать его обложку и, конечно, мы сыграем несколько композиций с него. А перед этим, будет показан небольшой фильм, посвященный мне и составу, который, собственно, записал этот альбом.
A.J. – А, кстати. У тебя ведь есть собственный секстет. Представь нам его историю.
Д.Г. – В 2018 году я решил собрать ребят, с которыми я часто играю вместе – Арман Мнацаканян, Давид Мелконян, Даниэл Мелконян, плюс два музыканта, которых я хорошо знал, но никогда не играл с ними ни в каком составе – Арман Асатрян и Арег Ордян. Тогда я решил, что мой коллектив должен играть что-то среднее между джаз-роком и фьюженом. В тот год я неожиданно для себя открыл и сразу полюбил эти стили джаза. Конечно, я учился на традиционном джазе, но сейчас меня больше увлекает такая форма. И, кстати, я вижу свой второй альбом именно в стилистике электронного фьюжена.
A.J. – И последний вопрос. Ты сегодня играешь в нескольких составах, причем, достаточно разноплановых. Это и классическое фортепианное трио, играющее би-боп и свинг. Это и трио, играющее нечто среднее между авангард-фолком и нью-эйджем, это и дикси-бэнд, где ты еще и делаешь все аранжировки, это, наконец, твой собственный секстет с программой contemporary джаза. Не трудно ли? Нет ли опасности некоего распыления творческих сил и даже, потери собственного лица?
Д.Г. – Это смотря как посмотреть. Можно сказать так. А можно представить это как процесс расширения кругозора и репертуарных границ, повышения творческого потенциала. Кроме того, музыкант попросту набирается опыта, пробует себя в разных ипостасях и, если он нормальный музыкант, то такое разнообразие идет ему только на пользу. Короче  – думаю, это больше положительный процесс, чем отрицательный.

 

Address

Армения, Ереван

Contact

Follow

  • Facebook
  • Instagram
  • Blogger

+374-93-54-98-53

©2020 by Begem.