CaprielDedian-1.jpg

Джаз братьев  Дедеян

29.05, 2021

Мир джаза знает множество примеров семейственности– американцы отец и сыновья Брубек (Brubeck), братья Брейкер (Brecker Brothers), россияне отец и сыновья Бриль, братья Тавитян (Tavitjan Brothers) и их отец Гарабед (Garabed)  из Македонии... Список  можно продолжить. И вот удалось лично познакомиться с еще одним представителем славной джазовой семьи, на сей раз из Румынии. Каприэл Дедеян (Capriel Dedeian) - лучший джазовый гитарист страны, младший брат лучшего румынского саксофониста Гарбиса Дедеяна (Garbis Dedeian).
Каприэл родился в Бухаресте в 1960 году.  Его родные бежали из Кесарии в годы Геноцида. Путь до Румынии был не близкий - Сирия, потом Марокко, Греция, Украина и, наконец, Румыния, крупнейший морской порт Констанца. Дед все эти годы занимался чем придется, чтобы содержать семью - торговал коврами, кофе. Там же родился отец Каприэла и Гарбиса. Когда Каприэл подрос, то решил попытать счастья в столице страны - Бухаресте.
A.J. – Как складывалась твоя жизнь, и, главное – как ты пришел в джаз?
К.Д. - Жизнь у нашей семьи была тяжелая, отец и мать работали целыми днями и поэтому мы с братом все время проводили у дедушки, который говорил с нами исключительно на армянском и часто рассказывал разные истории. Ну, а когда мы подросли, жизнь заставила нас заговорить и по-румынски. В результате я забыл многое из того, чему учил дедушка. Но когда подрос, то начал самостоятельно изучать язык предков и сейчас довольно сносно говорю, пишу и читаю.
Когда мы подросли, родители отдали нас в музыкальную школу. Я выбрал скрипку, а Гарбис - кларнет. Через пару лет я поменял скрипку на гитару и начал заниматься ею весьма интенсивно. После окончания школы я уехал в Вену, чтобы всерьез заняться своим музыкальным образованием. У отца дома была большая коллекция пластинок с джазовыми записями, и я с детства слушал эту музыку и хорошо знал ее. В Вене я начал развивать свои знания в этой области. А чтобы платить за свою учебу в музыкальном колледже, мне пришлось много работать. Я нашел удобный выход, совмещать приятное с полезным - каждый вечер играл джаз в многочисленных кафе и клубах столицы Австрии. Зарабатывал на жизнь, учился играть и получал удовольствие.
A.J. – И каких успехов удалось добиться?
К.Д. – Ну, не знаю, можно ли это называть успехами. Скажу, что после окончания учебы я вернулся в Бухарест и сразу же начал выступать на постоянной основе в первом же открывшемся в столице джаз-клубе. Но я не только играл, я и писал много музыки. У меня больше 160 композиций, песен, мелодий для кино, театра, эстрады и, конечно, джазовой сцены. Чуть позже я стал членом Союза композиторов Румынии. Если отбросить скромность скажу, что ноты с моими произведениями очень популярны в Румынии, а всего я издал три таких сборника. А еще учебники и самоучители для игры на гитаре. Я делаю аранжировки для самых разных исполнителей - от солистов поп-сцены до больших оркестров. А еще я являюсь официальным лицом знаменитой гитарной фирмы Ibanez.
A.J. – Расскажи немного о своем брате. Ведь он был легендой румынского джаза.
К.Д. – Да, Гарбис  был легендарной личностью в Румынии, представителем высшей лиги румынского и европейского джаза. В середине 80-х критики назвали его лучшим саксофонистом Румынии, престижный журнал "Джаз-форум" назвал его "Молодым львом джазового саксофона". Он завоевывал первые призы на многих румынских и европейских конкурсах и как исполнитель, и как композитор. На его счету около десятка записанных альбомов, в том числе сборник армянских народных песен в джазовой обработке "Гарун-Гарун", изданный им в 1990 году. Он выступал в Германии, Франции, Италии, Австрии, гастролировал  в качестве члена коллективов известных джазовых музыкантов Рэнди Брекера (Randy Brecker), Дэйва Кикоски (David Kikoski), Армена Донеляна (Armen Donelian) и даже Рэя Чарлза (Ray Charles). И обязательно стоит отметить, что он никогда не изменял джазу, не выходил за рамки этого жанра, даже за очень большие деньги. В Румынии хорошо известен случай, когда один популярный поп-исполнитель предложил ему огромную сумму денег за одно лишь соло в одной из его песен, но Гарбис отказался. Однажды я обратился к нему с предложением записать этно-джазовый альбом с армянскими народными произведениями. Но Гарбис отказался. Более того, он убедил меня в том, что такой альбом имеет моральное право записывать лишь музыкант, который с детства знаком с этой музыкой и развивается в этой среде. Гарбис скончался 14 января 2020 года.
A.J. – Что собой представляет джазовая сцена Румынии сегодня?
К.Д. - Ежегодно в Румынии проводится больше десяти международных крупных джаз-фестивалей. В основном эти фестивали проходят в прибрежных курортных городах в летнее время, на которые меня постоянно приглашают. Фестивали эти очень популярны среди жителей курортных городов и, конечно, туристов, приезжающих в Румынию на лето. В то же время говорить, что джаз уж очень популярен в стране, не приходится. Как это ни странно, но мне кажется, что во времена Чаушеску джаз привлекал к себе намного больше людей. Думаю, это объясняется просто. В годы диктатуры джаз был практически под запретом и для большинства людей был неким символом свободы. Принадлежность к группе любителей и уж тем более исполнителей джаза, была неким показателем политического имиджа. Когда же коммунизм пал, все барьеры и запреты были сняты, джаз потерял свой ореол мученика и борца за правду и свободу. Соответственно стал меньше притягивать к себе внимание. К сожалению, очень часто даже большие музыканты, гастролирующие по Румынии, не могут собрать полный зал. Прожить, исполняя лишь настоящий, не коммерческий джаз, в Румынии невозможно. Приходится или где-то подрабатывать, или время от времени наступать на горло собственной песне и играть на потребу публике.
Каприэл женат во второй раз, его жена румынка, а его пятилетнего сына зовут Саркис. Отец по мере возможности и сил пытается сделать из него достойного сына своего народа - учит армянскому языку, рассказывает историю Армении, вместе изучают фотографии своей далекой исторической родины. Памятники старины, улицы и площади, здания и памятники Армении он хорошо изучил по многочисленным картам, справочникам, путеводителям, фотоальбомам. И когда он оказался в Ереване, ему показалось, что он здесь уже когда-то бывал - все видел, все знает, все ему знакомо.